Хальвет хюррем и сулеймана

Хальвет хюррем и сулеймана

– Что?? Но я же его женщина! Я же его Весенняя роза!
– Султанша, – Асулай пыталась успокоить госпожу. – Не стоит, она лишь предмет, а вы единственная госпожа.
Махидевран улыбнулась:
– Это да.

Шехзаде Махмуд стал хуже себя чувствовать. Фюлане не отходила от сына.
– Гюль… Я видела, ты идешь к повелителю.
– Я…
– Не беспокойся.
Мудрая Фюлане подняла черные глаза и посмотрела на неё.
– Мне главное, чтобы сын выжил, а остальное перестало меня беспокоить уже давно. Принеси нам шербет.
– А..
– Персиковый. Гюль, ты прекрасная девушка. Если сможешь, то тебе удастся то, что не вышло ни у меня, ли у несчастной Гюльфем. Но Махидевран, эта черная ведьма…
Гюль положила руку на ладонь хозяйки и улыбнулась.
– Тебе никто не говорил, что у тебя прекрасная улыбка… Иди, готовься. Я вчера видела, как смотрел на тебя султан.
Фюлане отпустила Гюль. Она служила ей и была преданной, беспокоилась о сыне, и быстро могла пройти по запутанным коридорам Топкапы, хоть иногда путалась и не туда заходила.

Гюль несла шербет, когда ей дорогу преградил Ибрагим.
– Тебе чего? – дерзко кинула ему Гюль.
– Ну что ты, цветочек. Как дела? Подумала?
– Нет и ещё раз нет.
– А может.. – он прижал её к стене, сжимая её горло холодной рукой.
– Нет, – с вызовом улыбнулась Гюль. – Я занята, раскрой глаза!
– Учти, или ты со мной, или против меня.
– Ибрагим Эфенди!! – услышал он голос Фюлане. – Что происходит??
– Фюлане Султан..- он отскочил от Гюль.
– Ты в порядке, Гюль?
– Да, султана…
– Ибрагим!
– Султанша…
– Если ты сейчас же не исчезнишь, повелитель узнает о том, как ты не даешь проход этой девушке. Не думаю, что за это тебя погладят по головке. Брысь!
– Скорейшего выздоровления Махмуду, Фюлане Султана.
– Пошел! Гюль.. – Фюлане обеспокоено смотрела на рыжую служанку.
– Со мной все в порядке.
– Отнеси ко мне шербет, я скоро подойду. Дождись меня и можешь идти готовится.
– А вы не держите на меня зла? я же забираю у вас султана?
– Нет. У меня другие заботы. А если он оставит тебя… Я никогда не видела Сулеймана таким счастливым, как вчера, – Фюлане улыбнулась и ушла.

Фюлане отпустила Гюль, и она побежала готовиться. Ей приготовили хамам, натирали аромомаслами, улаживали её волосы, надевали украшения, одевали платье, на грудь наносили духи. Она чувствовала себя госпожой.
Сюмбюль и несколько девушек сопровождали её особым путем – хальвет. Она, придерживая алое платье, с поднятым от гордости подбородком, следовала за ними.

Покои Султана готовили к хальвету, окуривали их, разжигали свечи, разглаживали шелка.
Он смотрел с балкона вниз, в сад, в глаза его отражалось тепло и ожидание..
Все было готово.
– Гюль хатун ждет вас, повелитель…
– Заходи.
Он вошел в покои с балкона, ожидание терзало его сердце.
Дверь раскрылась и Гюль вошла. Они остались одни.
Рыжая девушка, опустив голову, покорно шла к султану. Она села на колени перед ним и поцеловала полу его кафтана.
Султан прикоснулся к её подбородку и поднял мягко её.
– Ты все ещё Гюль, хатун? – улыбнулся он.
– Ах, все ёще. Похоже на то, как мы звали голубей – гули-гули-гули.
Султан засмеялся.
Его рука скользнула в локоны девушки, и сердце рабыни сжалось. Его глаза ловили её взгляд. Вторая скользила по её бедру. Гюль пылала, её глаза горели.
– Кто ты? почему ты сводишь меня с ума?
– Я ваша рабыня, повелитель, – обаятельно улыбнулась Гюль.
– О нет, ты моя судьба.
Высокий султан наклонился, и их губы сомкнулись в горячем поцелуе. Она осмелилась обнять его и запустить тонкие длинные пальца в его темные кучерявые волосы. От него веяло той прохладой, которая так желанна в жаркое лето, но тело его было горячим. От неё – теплом костра.
Гюль и султан упали на ложе….

– Ах, Гюль… А как тебя звали? – султан улыбался и тяжело дышал, упав на подушки.
– Настя, – она водила указательным пальцем по его груди. – Я остаюсь, мой повелитель?
– А куда ты денешься? – засмеялся султан.
– Нам рассказывали такие ужасы.
– Поделись.
– Что ты скучных наложниц бросаешь в мешок и в Босфор.
Султан засмеялся:
– Ну с тобой то точно не скучно.
Рука, лежащая на обнаженном бедре Гюль, потянула её поближе к султану.
– Мой повелитель… – жарко шептала Гюль.
– Настя…
Его рука скользила по её лицу. Она поймала её и поцеловала.
Гюль скользнула под одеяло и прижалась к султану.
– Только рядом с тобой я не замерзну.
– Ты так прекрасна… Откуда ты, огненный ангел?
– Из Роксолании… украинка я… Хоть мы и под Речью Посполитой.
– Моя прекрасная славянка, – султан был пьян от любви.
Она лежала на спине, стеснительно прикрываясь одеялом, а он – полулежа смотрел на неё, с теплом и любовью, ему было так спокойно под её крылом, а ей – в его тени.
– Шиповник алый нежен. Ты нежней.
Китайский идол пышен. Ты пышней.
Слаб шахматный король пред королевой.
Но я, дурак, перед тобой еще слабей.
– О, мой повелитель, это… это так… спасибо… – её бюст пульсировал. – Это ты написал?
– Да… Послушай…
Гюль не дала ему договорить, поцеловав, и этот поцелуй продлился до утра…
Она проснулась у него на груди. Султан открыл, ласково глядя на Гюль.
– G;ne;im, A;k;m – шептал ей султан.
– Сулейман… Доброе утро, ангел моей души, – мягко и вкрадчиво шептала она, прикасаясь губами к его шее.
Внезапно султан засмеялся и не мог остановить свой смех.
– Повелитель? – она приподнялась, улыбнувшись.
– Где твоё уважение, Настя? – он хохотал. – Солнце, я же великий падишах! А ты так просто, будто всю жизнь вместе!
– О, я покойница! А обещал не бросать меня в Босфор! – Настя кокетливо спряталась под одеяло.
– Отрубить ей голову! – хохотал султан, обнимая Настю вместе с шелковым одеялом, укутывая её тем самым.
Настя выглянула из-под одеяла и засмеялась.
– У тебя волшебный смех…
– Ах, Сулейман…
Она села на край ложе, укутываясь одеялом. Её глаза смотрели на догорающий камин.
– Все это не вечно… У тебя есть Махидевран, Фюлане… Я понимаю, что я..
Она почувствовала его дыхание. Он сидел за ней.
Сильный султан склонился над её плечом и прошептал на ушко:
– Хюррем…
– Что? – она оглянулась.
– Хюррем. Отныне твоё имя.
– А мне нравиться… Хюррем…А что это значит?
– Повтори.
– Хюррем…
– Ещё.
– Хюррем.
– Это значит «Та, что дарит радость»
– Повелитель…
Она легла на его ноги.
– Не беспокойся. Я не обижу тебя.
– Да? – глаза Хюррем горели доверчивым огнем.
– Да… Хоть я ещё и не могу понять, почему не могу тебя отпустить…
– Значит – не можешь? – улыбнулась хитро Хюррем.
Султан ответил лишь улыбкой и задумчиво посмотрел на огонь.
– Собирайся. У меня сегодня аудиенция…
Хюррем поднялась, укутываясь в шелковое одеяльце.
– Постой. Не спеши. А платье?
– Я так.. да…
Она сняла одеяло и стала надевать платье.
– Помочь?
– Помоги пожалуйста..Там сзади… Спасибо.
Их руки разомкнулись, и они расстались до следующей встречи.
– Гюль? Ну как там султан?
Девушки окружили её.
– Я отныне не Гюль, – ласково и с гонором сказала Хюррем. – Отныне я Хюррем. Хюррем!
– Это ты с чего взяла?
– Султан на ушко нашептал.
Глаза Марии горели. Она была и горда за подружку, и все же захотела узнать, как это – быть на месте Хюррем.

Читайте также:  Как начать учить иностранный язык

Благодаря турецкому сериалу "Великолепный век" широкой аудитории стали известны подробности личной жизни одного из самых грозных и великих повелителей Османской империи – султана Сулеймана. Перипетии жизни этой незаурядной личности, особенно козни и интриги, которые происходили в его гареме, очень интересуют современных телезрителей. О судьбе одной из наложниц великого султана – Гюльфем – пойдет речь в этой статье.

Биография

Гюльфем Хатун (1497-1562) – реальная историческая личность, женщина, жившая в 16 веке в гареме османского султана Сулеймана. Она была второй наложницей повелителя и родила ему сына – шехзаде Мурада. Сведения о ее происхождении весьма противоречивы. По одной версии у нее сицилийские или польские корни, а ее настоящее имя – Розалина (Росалина). В османских источниках ее отец именуется Абдурраханом или Абдуллой, что по обычаям тех времен могло обозначать христианина, обращенного в ислам. По другим сведениям Гюльфем являлась дочкой албанского бея и носила имя Айше. Существует также версия о турецком происхождении этой женщины. Доподлинно известно лишь то, что в 1562 году она была внезапно убита по приказу Сулеймана, однако затем реабилитирована и с почестями похоронена.

Доверенное лицо султана

Смерть Гюльфем Хатун вызывает многочисленные вопросы до сих пор. Известно, что она стала любимой наложницей султана после смерти знаменитой Хюррем. Лишь Гюльфем Сулейман на склоне лет доверял свои тревоги и сомнения, он любил разговаривать с ней о давно минувших днях, вспоминать о прошедшей молодости. О том, что вторая наложница султана пользовалась его исключительным доверием и часто проводила с ним время, свидетельствуют исторические источники. Венецианцы писали, что часто видели Сулеймана в саду с женщиной, лицо которой было закрыто, однако стража сообщала им, что ей была Гюльфем Хатун. За что казнили эту незаурядную и, вероятно, пользующуюся большим влиянием при дворе женщину?

Благотворительность

Гюльфем была очень набожной, отличалась приветливым и покладистым характером, за что ее все очень любили в гареме. Она активно занималась благотворительностью, в конце жизни решила построить в Ускударе роскошную мечеть с прилегающими к ней заведениями (медресе, хамамом и др.). На это требовались огромные деньги. Гюльфем Хатун была женщиной обеспеченной – помимо средств, которые выделялись каждой наложнице в гареме на личные нужды, она постоянно получала от Сулеймана дорогие подарки. Поэтому строительство мечети продвигалось очень быстро. Однако вскоре возведение этого грандиозного сооружения пришлось приостановить – деньги закончились. Сложно сказать, почему Гюльфем не рассказала о своем проекте султану. Возможно, хотела сделать ему сюрприз. Так или иначе, но наложница стала искать источник дохода втайне от Сулеймана. И вскоре его нашла.

Читайте также:  Рецепты от селезнева официальный сайт торты

"Выход" к султану

Гюльфем Хатун (фото актрисы, сыгравшей ее в сериале "Великолепный век", можно увидеть в этой статье) была женщиной умной, решительной и, можно сказать, отчаянной. Как еще охарактеризовать ее поступок? Для того чтобы получить деньги на дальнейшее строительство мечети, она решилась продать свой "выход" к султану. Девушек, желавших попасть на свидание к повелителю вне очереди, в гареме было предостаточно. Одна из них, наложница Кината, предложила Гюльфем деньги в обмен на возможность встретиться с султаном с глазу на глаз. Когда Сулейман снова пригласил любимую наложницу к себе в покои, она сказалась больной и послала вместо себя другую невольницу. Видимо, такой оборот событий султана совсем не устраивал, поэтому, когда Гюльфем Хатун не пришла в очередной раз, он пришел в ярость и заставил Кинату рассказать всю правду. Невольница решила очернить Гюльфем и сообщила, что та просто предпочла большую сумму денег обществу Сулеймана. Возмущению падишаха не было границ.

Дильзисы

Образцом быстрой и скорой расправы над неугодными придворными служит для нас внезапная смерть Гюльфем Хатун. Почему казнили ее без суда и следствия, не разобравшись в ситуации, не дав несчастной женщине даже высказаться в свою защиту? Исторические источники свидетельствуют, что при султане на службе состояли "немые", палачи-дильзисы, готовые по приказу повелителя в любой момент уничтожить каждого, кто посмел вызвать его негодование. За каждую казнь они получали особое вознаграждение, размер которого фиксировался в специальной книге расходов. Поэтому расправа над женщинами, посмевшими сделать предметом торга внимание и любовь самого султана Османской империи, была мгновенной. О том, что Сулейман затем раскаялся в содеянном, известно из той же расчетной книги. Верные приказу дильзисы не только не получили вознаграждение за выполненную работу, но и были высланы из дворца.

Реабилитация

Утопающим в безумной роскоши, насыщенным великими событиями и изощренными интригами предстает перед нами время правления султана Сулеймана по версии сериала "Великолепный век". Гюльфем Хатун – всего лишь одна из многих, покоривших сердце подозрительного и непостоянного падишаха, а затем внезапно погибшая по его повелению. Однако известно, что Сулейман сильно пожалел о своем скоропалительном решении. Вскоре ему стало известно, на что его любимая наложница потратила полученные деньги. Султан приказал немедленно достроить мечеть, что и было выполнено беспрекословно. Гюльфем Хатун была похоронена в городе Ускудар, в мечети, ставшей носить ее имя. Согласно преданию, могила праведницы несколько ночей после погребения светилась собственным светом. Официальный приказ султана достроить мечеть в память о Гюльфем сохранился в архивах Османской империи.

Другая версия

Согласно другим источникам Гюльфем Хатун была любимой наложницей Сулеймана еще до появления Хюррем в гареме. Она даже родила султану наследника, шехзаде Мурада, умершего в 1521 году от оспы. Падишах никогда не забывал о Гюльфем и всегда присылал ей щедрые подарки, чем обижал ревнивую Хюррем. Именно эта рыжая бестия подговорила доверчивую наложницу поменяться очередью с другой невольницей, чтобы получить деньги на строительство мечети. О дальнейшем развитии событий мы знаем. Хюррем избавилась от соперницы: Гюльфем была задушена шелковым шнурком по приказу султана. Жестокий и кровавый "великолепный" век был скор на расправу. Гюльфем Хатун осталась с памяти современников жертвой коварных интриг при дворе грозного Сулеймана.

Закрытая для посторонних глаз жизнь гарема всегда была окутана тайнами и мифами. Сегодня мы расскажем вам об увеселениях, устраивавшихся в гареме. Одним из наиболее лучших способов развлечения для наложниц был выход за пределы дворца. Пикники, устраивавшиеся для наложниц в садах, назывались «хальвет».

Султан письменно уведомлялся о предстоящем хальвете, после чего начиналась подготовка к его проведению. Прежде всего, место, где должны были отдыхать наложницы, со всех сторон огораживалось занавесками. Вокруг сада разбивались палатки, предназначенные для пиршеств, развелечений, совершения намаза… В палатки из гарема приносили тюфяки, занавески, ковры… Наложницы могли выходить в сад после громкого оповещения, сделанного главным евнухом, который до этого ожидал ухода из сада садовников и прочих служащих. Вначале в сад выходил султан, сопровождаемый любимыми наложницами, дочерьми, а иногда – и принцами. Затем в сад выходили и прочие наложницы и евнухи. Вечером главный евнух вновь громко кричал: «Хальвет», что было знаком конца увеселения. Наложницы после этого возвращались в гарем. Однако евнухи проводили тщательный контроль всех закоулков сада, проверяя, не остался ли кто из наложниц. Хальветы несколько раз устраивались летом и весной.

Однако наложницы отдыхали на пленере не только в султанских садах, примыкавших ко дворцу, или находившихся в других районах Стамбула. Правда, в силу большого числа наложниц, в такие места они ездили отдельными группами поочередно. Перед поездкой опять заготавливались палатки, тюфяки, ковры. Причем все обставлялось так, что никто не мог видеть наложниц. Во время пути кареты с наложницами сопровождали евнухи, сидевшие на конях. Иногда наложниц вывозили и в Эдирне. Однако практика эта прекратилась в 18 – ом веке, когда султаны стали отдавать предпочтению босфорскому побережью.

Развлечения для наложниц устраивались и в самом гареме. Причем развлечения эти всегда носили музыкальный характер. В 15 – ом веке, после победы османских войск на иранскими в битве при Чалдыране, султан Селим приказал привезти в Стамбул лучших иранских певцов и музыкантов. В османской армии существовал военный оркестр «мехтер». При дворце существовал особый султанский ансамбль. Существовал музыкально – танцевальный ансамбль и в гареме. Состоял этот ансамбль из наиболее талантливых в музыкальном отношении наложниц, специально обучавшихся музыке и пению. Дважды в неделю они давали концерты султану и другим наложницам. В 19 – ом веке любимые султанские наложницы, его дочери научились играть и на фортепиано. Известно также, что одна из принцесс, Шадие, жившая в конце 19 – го века, даже привезла из Франции арфу, на которой научилась играть.

Читайте также:  Простой салат из маринованных грибов

Время от времени в гарем приглашали музыкантов, певцов, артистов со стороны. В результате, к примеру, наложницы получали возможность наблюдать спектакли популярных в османские времена театра теней Карагез, театра «меддах», театра «орта». С конца 18 – го века в султанский дворец стали приглашать и артистов западной оперы и драматического театра. В конце же 19 – го столетия театральные спектакли стали самым любимым развлечением наложниц.

Помимо этого наложницы развлекались, устраивая разные игры. Увлекались они и игрой в нарды, домино. Игра в карты в султанском дворце была запрещена. Правда, в 20 – ом веке этот запрет был снят. В жизни наложниц помимо свадеб, обручений, торжеств по случаю рождения наследников происходило немало других ярких событий. В основном это были религиозные церемонии. Главные из них устраивались по пятницам. В эти дни султаны совершали торжественный намаз за пределами дворца. В последний период существования Османской империи на эти пятничные молитвы султанов сопровождали их матери и дочери, а также наиболее высокопоставленные наложницы. С другой стороны, султаны ежегодно отправляли в Мекку ценные подарки. Торжественные церемонии, посвященные отправке подарков, происходили в дворцовом саду. Наложницы принимали самое активное участие в этих церемониях. К тому же у главных наложниц были подруги в Мекке. Им наложницы со своей стороны посылали ценные подарки. Наутро после церемонии процессия с подарками выходила в путь при большом стечении зевак.

В месяц Рамазан все наложницы держали пост. Разговение принимало характер торжественных пиршеств. Каждой наложнице в зависимости от ее статуса на разговение делали подарок. После молитвы в гареме начинались увеселения, длившиеся до утреннего приема пищи перед началом очередного дня поста. В процессии, устраивавшейся на 27 – ой день Рамазана, наложницы также принимали участие. Правда, наложницы, прибывавшие на площадь перед мечетью, где завершалась процессия, в каретах, из них не выходили, довольствуясь лишь приподнятыми занавесками. После того, как султан заходил в мечеть, солдатам и зевакам, находившимся на площади, раздавали лепешки и шербет. До окончания намаза на площади горели факелы. Вслед за этим наложницы совершали в своих каретах небольшую прогулку по городу, после чего возвращались во дворец.

Важное место в дворцовом распорядке занимали церемонии поздравлений по случаю религиозных праздников. Наутро после наступления праздника (Рамазана или Курбана) султан отправлялся с большой свитой в мечеть. Наложницы опять садились в кареты и наблюдали из них за процессией. Утром во дворец с поздравлениями приходили принцессы, жившие в городе. Их встречали служительницы гарема. Каждую принцессу встречали с особым почетом, поддерживая их юбки. В гареме принцессы отдыхали перед встречей с султаном. По окончании церемонии поздравлений султан приходил в гарем. У входа его встречала делегация наложниц, среди которых были церемониймейстеры и музыканты. Султана окружали со всех сторон и таким образом процессия входила в гарем. Во главе процессии шла главная распорядительница гарема, державшая в руках золотой посох. Все наложницы выстраивались в соответствии со своими местами в гаремной иерархии и приветствовали своего властителя. Гостьи гарема также поздравляли султана. Любимых султанских наложниц, торжественно поздравлявших султана, громко представляла наложница – глашатай. Наложницы, которые по тем или иным причинам не могли лично поздравить султана, посылали ему письменные поздравления. На протяжении трех – четырех дней праздника наложницы ходили друг к дружке в гости. В саду устраивались различные увеселения с участием музыкантов и циркачей. Увеселения эти довольно часто длились до поздней ночи.

Напомним, что османское государственное устройство было основано на системе «девширме». Так называли плененных христианских молодых людей и девушек, которых обращали в ислам. Молодые люди затем заполняли все позиции в османской военной и государственной системах. Связано это было с тем, что султаны предпочитали опираться на людей, не имевших корней среди мусульманского населения, и зависевших исключительно от султана, и по этой причине верных ему. По этой причине османскую династию на протяжении всего периода существования османского государства не смог сменить ни один турецкий род, ибо турок просто не допускали до государственных и военных должностей. С другой стороны, османский род продолжали наложницы – плененные христианские девушки, также обращавшиеся после поступления в гарем в ислам. Многим из этих наложниц удавалось достигать весьма влиятельных позиций в османском государстве.

В 1908 – ом году, после вступления в силу второй османской конституции, трансформировавшей государство в конституционную монархию, султан Абдулхамит был низложен. Его гарем был распущен, а наложниц перевели в старый дворец Топкапы. Всем родственникам наложниц разослали телеграммы с призывом забрать девушек, ставших свободными людьми. Родственики, до которых дошла эта новость, забрали девушек. Правда, нельзя сказать, что наложницы остались довольны произошедшим, ибо пребывание в гареме для них было лучшей долей, нежели прозябание на свободе. Для нас такая ментальность может показаться странной, однако таковыми были реалии того времени.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector